Телеведущий Сергей Брилев о новой книге: «Повезло, что в СВР пошли нам навстречу»

Общество

Телеведущий Сергей Брилев о новой книге: «Повезло, что в СВР пошли нам навстречу»

К 100-летнему юбилею Службы внешней разведки (СВР) Российской Федерации журналист, телеведущий Сергей Брилев и его британский коллега Бернард О’Коннор выпускают в издательстве АСТ вторую совместную книгу «Разведка. «Иван» наоборот: взаимодействие спецслужб Москвы и Лондона в 1942–1944 гг.». Она посвящена теме сотрудничества спецслужб Москвы и Лондона во время Второй мировой войны. Подробнее о том, что удалось найти в архивах в Лондоне и Москве, ФАН рассказал автор книги Сергей Брилев.

— Сергей Борисович, «Иван» наоборот» считается исторической литературой?

— Это историко-документальные расследования. Хотя Игорь Иванов (президент Российского совета по международным делам (РСМД), бывший министр иностранных дел РФ) в предисловии пишет, что иной раз она читается как приключенческий роман. Наверное. Потому что тема такая — спецслужбы, разведка. В принципе, это историческое расследование.

— Расскажите о вашем британском коллеге — Бернарде О`Конноре: кто он, как получилось, что вы вместе работали над этой книгой?  

— Бернард О`Коннор большую часть своей жизни был школьным преподавателем истории английского языка. Когда перешагнул экватор своей жизни, очень увлекся писательством: в его «портфеле» уже где-то 20 книг. Как он мне рассказывал, все началось с переезда в графство Бедфордшир, он поначалу искал остатки динозавров. Потом начал оглядываться по сторонам и вдруг понял, что живет в очень странной деревне Темпсфорд, где много примет таинственного прошлого, относящегося к 40-м годам. Но при попытке об этом поговорить местные жители либо уходили от разговоров, либо ссылались на подписанный ими акт об официальных секретах. Позже парламент в Вестминстере принял закон о свободе информации: произошла информационная революция, многое было рассекречено. Бернард понял, что живет в непосредственной близости от главного в годы войны аэродрома королевских военно-воздушных сил, с которого велась заброска за линию фронта агентов Управления специальных операций. Бернард обратился в британские национальные архивы и получил огромную массу документов, которые раскрыли ему глаза на то, что же это было. У него вышло несколько очень толковых книг про Special Operations Executive (SOE): о том, как они в годы войны забрасывали агентов — не только британцев, но и норвежцев и канадцев — в тыл к немцам. После двух книг он обнаружил, что с этого же аэродрома, по соглашению SOE и НКВД СССР, в тыл к немцам было заброшено по разным подсчетам 35–36 советских агентов.

Читать так же:  У Михаила Ефремова появился шанс выйти по УДО через 3,5 года

Телеведущий Сергей Брилев о новой книге: Повезло, что в СВР пошли нам навстречу

— С этого ваша совместная творческая история и начинается?

— Наша первая книга начинается с того, как мы идем с ним по этому самому Темпсфорду, заходим в заброшенный амбар и обнаруживаем там цементные полки, на которых хранились парашюты и прочее оборудование. Этот амбар стал неформальным мемориалом. В деревне есть памятник агентам — его открыл принц Чарльз, но сам аэродром заброшен, это часть фермерского хозяйства. В амбар можно пройти, и люди самых разных национальностей высаживают рядом деревья в память о своих погибших родственниках — агентах, которые были отправлены на задание. ­­­На полках, где хранились парашюты, ставят фотографии, флажки, ­­­и мы с Бернардом там обустроили первый русский уголок. Теперь там стоит российский флажок, маленькое Знамя Победы и фотографии трех женщин-агентов, с которых и начиналось наше расследование. Три года назад я узнал, что у Бернарда вышла такая книга, приехал к нему познакомиться, мы пошли в паб, где он разложил на столе сотни страниц рассекреченных документов. Я на них посмотрел и сказал: «Бернард, ты знаешь, у меня есть ощущение, что это не штатные сотрудники советской разведки. Это, скорее всего, выходцы из Коминтерна». Я попросил его из всей массы материалов дать документы на пять женщин. С ними я вернулся в Москву и пошел в Российский государственный архив социально-политической истории, где хранится архив Коминтерна. Трех девушек нашел сразу, а еще двух — через неделю. Вернулся к Бернарду и запросил остальных. После этого мы с ним работали в четыре руки.

— Кому было легче работать с документами — Бернарду или вам?

— Сначала было проще Бернарду, потому что в Британии вышел закон о свободе информации. Что касается России: на Западе было ощущение, будто у нас все засекречено. А на самом деле нужные документы были в открытом доступе в архиве Коминтерна, просто никому не пришло в голову пойти по этому пути. Но самым большим достижением этого двухтомного расследования было то, что навстречу нам пошла Служба внешней разведки РФ.

— Как они вообще отнеслись к вашему расследованию?

— Принципиальным моментом был мой посыл о том, что нужно покончить с гестаповским фильтром. Прошло 70 с лишним лет, а мы в значительной степени судили об этих героях по тому, что рассказали британцам плененные ими гестаповцы, которые, к огромному сожалению, смогли захватить многих из тех советских агентов, но не всех. Германская контрразведка смогла внедриться в ряды сопротивления и, как мы предполагаем в конце книги (этому предположению нет пока рациональных доказательств, но оно похоже на правду), немецкие кроты-шпионы работали и у британцев, и с советской стороны. Кто-то вовремя сообщал: «Ждите прибытия агентов». Мы все это показываем в книге, но это не история провала, это история уникального, действительно, плодотворного сотрудничества Москвы и Лондона, что (особенно по нынешним временам) видится как просто замечательное исключение из правил.

Читать так же:  Депутат Госдумы раскритиковал звезд, попросивших помощи

— Что удалось сделать этим объединенным силам спецслужб?

— Во-первых, удалось принять советских разведчиков на британской земле, доподготовить. Кто-то прыгал с парашютом, кого-то обучали стрельбе, специальным умениям из серии «ходить на деревянных подошвах, чтобы не оставлять следов». Их забрасывали на континент тремя способами. Большинство — самолетами, одну — катером на побережье Бретани и двоих — подводной лодкой с Мальты. Все были успешно доставлены, за исключением троих, погибших в пути в авиакатастрофах. Их сбрасывали во Франции, в Испании, в Бельгии, в Голландии, в Германии, Австрии и Италии — география широкая. Дальнейшее пребывание сложилось по-разному: кого-то очень быстро поймали — буквально при приземлении. Пребывание других растянулось на недели и даже на месяцы — с установкой радиосвязи с Москвой, добыванием информации. Несколько словно растворились, значит, смогли успешно внедриться и продолжали работу еще многие годы.

Телеведущий Сергей Брилев о новой книге: Повезло, что в СВР пошли нам навстречу

— Вы работали с документами, но прорывалось сквозь них что-то человеческое?

— Понятно, что две огромные системы — британская и советская, даже будучи соединены борьбой с общим врагом, оставались системами разными и идеологически, и с точки зрения национальных интересов. Сказывались и взаимные стереотипы. Иной раз читаешь и думаешь: «Ну что ж они так друг на друга ругаются?». Не могли люди через себя переступить. С обеих сторон временами вырывается и русофобия, и англофобия. Но при этом, я повторяю, самое важное здесь — факт сотрудничества. Что касается совсем личного, то мне очень повезло: я смог установить контакт с немецким документалистом Ингой Вольфрам. Она дочь от второго брака немецкого коммуниста Эрнста Ноффке, чьей первой женой была участница той самой англо-советской операции «Ледоруб». В семейных воспоминаниях Инги Вольфрам есть много чего про личные отношения, любовь, готовность жертвовать собой. Все это есть у нас в книге. Мы не ставили себе такой задачи, но невольно получилось не только вернуть имена в историю, но еще и выяснить судьбу двух человек, считавшихся пропавшими без вести. А еще двум агентам, до этого известным только по псевдонимам, вернули истинные имена.

Читать так же:  Вирусолог рассказал о наиболее опасных последствиях заболевания COVID-19

— Есть то, что вас восхищает в историях этих разведчиков?

— Меня в этой теме привлекает загадка, как ответ на вопрос, как люди вообще на это решаются? Сам заход в эти службы, участие в этих операциях, где ты в чужой среде изображаешь из себя другого человека. Это всегда вызывало искреннее изумление, поэтому мне было интересно «въесться» в такие детали биографии, образ мышления этих людей. Рассекреченные британские документы были посвящены оперативно-прикладной тематике: приняли, присмотрелись, обучили, отправили. Документы Коминтерна, при всем их своеобразии и идеологизированности, открывают очень многое в мировоззрении этих людей. Мы пытаемся максимально корректно относиться к информации, связанной с личной жизнью, но она есть. В нескольких местах совершенно очевидно, что личные отношения этих людей внутри групп влияли на их поступки.

— Как читать ваша книга воспринимается в современных реалиях взаимоотношений Москвы и Лондона?

— Знаете, есть новость, которая меня очень радует: объединение усилий по линии оксфордской вакцины от AstraZeneca и «Спутника V» от Гамалея. До этого преподносилось все как соревнование двух вакцин: говорилось, что русские якобы подворовали что-то в Оксфорде, при том что вообще-то лицензия на производство оксфордской вакцины была приобретена вполне официально. Но сейчас официально объявлено, что это сходные вакцины, которые могут давать кумулятивный эффект. Конечно же, до нормализации российско-британских отношений очень далеко. Но тем не менее я знаю примеры нормального взаимодействия и очень их ценю. Тем более ценно двум великим ядерным державам помнить, что в прошлом были очень интересные исключения из их соперничества — сотрудничество между разведуправлением НКВД/НКГБ и британской Special Operations Executive в 1941–1944 годах.

Источник

Оцените статью
Кольское слово - инфо-портал
Добавить комментарий